Рост на все деньги

Минэкономики подготовило новый макропрогноз на 2024–2026 годы — 12 сентября документ одобрен бюджетной комиссией. Среди основных параметров базового сценария — рост ВВП в 2023 году на 2,8%, а в 2024–2026 годах на 2,2–2,3%, наращивание инвестиций на 6% по итогам текущего года и на 2,3–3% в дальнейшем — предполагается, что они будут преимущественно частными и лишь «дополняться» бюджетными капвложениями. Авторы полагают, что инфляция после 7,5% в нынешнем году снизится до 4,5% в 2024-м, а затем до 4%, но рубль на прогнозном горизонте не укрепится до былых значений — его курс останется ниже 90 руб./$. Основными рисками исполнения прогноза, который, скорее, является планом реализации «суверенного» экономического развития, в Минэкономики видят дефицит трудовых ресурсов, внешние шоки и вероятность ужесточения политики Банка России.

Минэкономики сегодня представило бюджетной комиссии макропрогноз на 2024–2026 годы — как сообщил представитель ведомства, по итогам рассмотрения документ поддержан и будет внесен в Белый дом. По сравнению со сценарными условиями оценки перспектив экономики РФ были существенно улучшены. В качестве внешних рисков отмечаются динамика мировой экономики — ее замедление, которое может повлиять и на мировые цены на товары российского экспорта, а внутренними являются риски дефицита трудовых ресурсов и дальнейшего ужесточения денежно-кредитной политики Банка России.

Прежде всего, в базовом сценарии целевого прогноза ведомства обращают на себя внимание оценки параметров внешней торговли. Они не только заметно занижены по сравнению со свежим консенсусом (см. «Ъ» от 7 сентября) в части импорта (особенно, как поясняет представитель ведомства, его будет сдерживать рост ключевой ставки и курса) и экспорта на ближайшие три года, но и не соответствуют планам министерства «вернуть валюту в нормальный коридор» (70–80 руб./$),— о чем недавно рассказывал замглавы Минэкономики Илья Торосов.

Средний курс доллара к рублю в ближайшие три года будет оставаться выше 90 руб./$, снижаясь к 2027 году до 92,3 руб./$ на фоне снижения среднегодовой цены нефти Brent с $85 за баррель в 2024 году до $76,2 к 2027 году.

Также министерство ожидает относительно высоких показателей профицита внешней торговли: $151,3 млрд в 2024-м, 154,3 млрд в 2025-м и $161,2 млрд в 2026-м. Сальдо текущего счета платежного баланса также высоко — оно предполагается на уровне $80,7 млрд, $77,8 млрд и $80,8 млрд соответственно.

Инфляция, согласно прогнозу, составит в 2023 году 7,5% — показатель был повышен (ранее Минэкономики ожидало 5,3%) в связи с переносом изменения курса в цены, а в дальнейшем ведомство ожидает стабилизации. При этом перенос курсовых колебаний в цены «сильно смягчили» налаживание логистики, а также рост конкуренции между поставщиками за счет параллельного импорта. В 2024 году инфляция прогнозируется на уровне 4,5% (повышенный относительно целевого значения ЦБ уровень объясняется индексацией тарифов, которая была пропущена в 2023 году), а в 2025–2026 годах — 4%.

Из цифр министерства следует, что целевые и заметно более высокие по сравнению с консенсусом темпы роста инвестиций (6% в 2023 году, 2,3% в 2024 году и далее 3%) и частного потребления (оборот розницы должен расти на 5,8, 3,6, 3,4, 3,5%, а услуг — на 4,1, 2,9, 2,4, 2,5% в 2023–2027 годах) при меньших темпах роста реальных зарплат и устойчиво низкой безработице в 3,1% должны, прежде всего, удовлетворяться бурным ростом внутреннего производства (обработка должна расти на 7,2, 3,9, 2,5 и 2,6% соответственно). В результате и общие темпы роста экономики, достигнув 2,8% в 2023 году, будут оставаться на уровне 2,2–2,3% до конца целевого периода (в замедление в 2024 году заложены эффекты от ужесточения денежно-кредитной политики), что, впрочем, выглядит также слишком оптимистично по отношению к текущему консенсусу.

Как отмечает представитель Минэкономики, в прогнозе закладывается увеличение роли инвестиций за счет собственных средств, которые сейчас восстанавливаются:

«Бюджетные инвестиции продолжатся на всем прогнозном горизонте, но они не будут компенсировать уменьшение частных инвестиций, а будут дополнять их».

Способствовать этому, с точки зрения госполитики, будут инструменты, которые позволяют распределять риски между инвесторами и государством, а также повышение «аппетитов банков к кредитованию рискованных проектов структурной трансформации» — как поддержки инвестиций в те отрасли, которые будут обеспечивать среднесрочное и долгосрочное предложение.

Отметим, что такой прогноз в целом укладывается в русло «суверенной» экономической политики профильного первого вице-премьера Андрея Белоусова. Ключевыми ее направлениями являются опора на репатриацию капитала российских компаний, активные вложения в развитие внутренних проектов, существенный рост инвестиций в повторение и реинжиниринг технически сложных товаров и технологий — в целом это концепция «технологического суверенитета» экономики РФ. Риски такого подхода также общеизвестны: большинство локальных рынков в РФ не имеют достаточной емкости, чтобы обеспечить продукции необходимую рентабельность, также существенную сложность представляет собой отсутствие технологической, инструментальной и материальной базы для запуска сложных производств либо их зависимость от иностранных комплектующих и сохраняющаяся для разработчиков технологий альтернатива — участие в глобальном рынке.

Евгения Крючкова, Артем Чугунов, Олег Сапожков